Архив

История Сруба

Як там погода в Білорусі? У нас на півдні України дуже добре, більше тридцяти градусів і море відмінне.

Часто і багато подорожую по Україні – північ, центральна частина і південь. Українці гідно оцінили дерев’яну архітектуру автора цих рядківЧастіше і частіше запрошують в гості. Україна розвивається та українці хочуть бачити її сучасної та дивовижною. 

У кожній поїздці вивчаю особливості історичних зрубів в різних регіонах України. Порівнюю з прикордонними містечками Білорусі.

Уважний але невдалий мандрівник, в’їхавши з півдня Білорусі в північну частину України, відразу зверне увагу на білі зруби

Білі зруби УкраїниУ Білорусі таких зрубів не зустрінеш ніколи. Відстань між селами – кілька кілометрів. Однак між ними межа, і не тільки державна, а й культурна.

На фотографіях зруби з Олевського району Житомирської області України. Звичайно, тут можна зустріти зруби пізнього радянського періоду, розфарбовані різнокольоровими масляними фарбами як і в Білорусі.

Однак справжні зруби, які мають глибокі українські культурні коріння, безсумнівно – білі. Їх тут явно більше половини

Білі зруби УкраїниПоговорив з місцевими жителями, хати вони фарбують крейдою, споконвіку так було. Місцеві дивуються: хіба в Білорусі не так роблять?

Відповідаю: ні, не так. У Білорусі старовинні споконвічні зруби мають натуральний колір старіючої деревини – сірий.

Ось вам очевидна і дуже глибока культурна різниця. Дуже люблю відмінності, це воістину прекрасно і робить світ яскравим і дивним.

Белые срубы УкраиныЯкщо зруб не підфарбовувати, не оновлювати раз в 3-4 року, білий колір тьмяніє. За цією ознакою можна судити про господаря хати. Працьовитий або ледачий, хворіє або помер давно, а дружині важко.

Наприклад, ось цей будинок вже нежитловий

Білі зруби УкраїниВсі інші хати на всіх фотографіях – житлові.

Білі зруби УкраїниТепер розповім найголовніший задум цієї статті не можна, неможливо втратити таку прекрасну частину української культури. Сучасна дерев’яна архітектура обов’язково повинна використовувати білий колір в срубостроеніі. Вже над цим я обов’язково попрацюю!

білий колір в срубостроенііСлава Україні! Героям слава!

Изучая современные срубы, беспрестанно обращаясь к истории деревянного зодчества, я проектирую и строю срубы будущего. Вместе с тем, один вопрос не даёт мне покоя вот уже многие годы. Какими были самые первые срубы?

Для начала, давайте определимся с терминологией, что такое сруб? Можно заглянуть в словари или энциклопедии, общим описанием будет – строение из цельного бревна, обработанного тем или иным способом.

Самые ранние предки обустраивали навесы из веток поверх поваленных деревьев, ломали молодую поросль и строили шалаши, копали землянки и/или крыли маленькие ямы настилом. Всё это прообразы деревянных жилищ, но всё ещё не срубы.

Разумным выглядит распространённое предположение, что ранние срубы появились вместе с первыми каменными орудиями труда, которые предоставили древним людям возможность обрабатывать брёвна. Стало быть – каменный век.

Однако, любой камень может служить орудием труда, но – далеко не каждый камень может стать каменным топором или каменным рубилом. Что было до обретения первобытным человеком каменного топора из кремня, обсидиана, роговика, сланца или других подходящих камней, позволяющих получать при оббивке заготовки острые сколы?

Могли ли первобытные люди возводить срубы без использования каких-либо орудий труда? Выше мы согласились, сруб – строение из обработанного бревна. Если бревно нечем обработать, нет и сруба?

Так, да не так.

В ответ на означенный вопрос я сформулировал гипотезу о постройке сруба методом пережигания бревна, где орудием для обработки древесины выступает огонь. Не смею претендовать на первенство, но ни в одном из многочисленных источников, изученных мною, подобной теории я не встречал.

Гипотеза о постройке сруба методом пережигания бревна. 

Первое, что требуется для постройки сруба – заготовленные брёвна. Возможно использование сломанных ураганом и/или поваленных им же деревьев. Мои многолетние наблюдения за лесозаготовкой на местах, где лес выкошен ураганом, неопровержимо свидетельствуют – львиная доля деревьев выкорчевана с корнем, а не сломана на каком-либо участке ствола.

Надломленные деревья можно использовать сразу, но их мало. Выкорчеванные же, потребуется отделить от корневищ. Кроме того, ураганы случаются не слишком часто и вовсе не обязательно в тех местах, где первобытный человек решил построить себе жилище.

Гораздо удобнее найти место в лесу, на берегу реки или озера и непосредственно там заготовить требуемую для сруба древесину. Как это сделать?

Десять брёвен на каждую из четырёх стен, итого – сорок брёвен. Легко предположить, что первые срубы были не велики, допустим 4 на 4 метра. Стало быть, понадобится десять зрелых высоких сосен.

Гипотеза о постройке первого первобытного сруба методом пережигания бревнаДревние люди разжигали и поддерживали небольшие костры у оснований деревьев, дожидаясь перегорания и падения стволов. После чего размечали заготовки на отрезки требуемой длины и в этих местах снова пережигали бревно небольшими кострами.

Древние люди разжигали и поддерживали небольшие костры у оснований деревьев, дожидаясь перегорания и падения стволов.Готово. Сорок брёвен заготовлено. Теперь их можно складывать в первобытный сруб с остатком. Пространство между венцами заполняется ветками, мхом и глиной.

Именно таким был самый первый сруб, построенный без использования орудий труда, по технологии пережигания бревна.

При использовании брёвен двух разных длин, к примеру – пять и четыре метра, можно сложить сруб с минимальными зазорами между венцами, а в качестве расклинов и уплотнителя использовать ветки и глину.

Венцом древних срубов пережиганием служил прообраз современного сруба в чашу. Ближе к законцовкам заготовок, сбоку от бревна разжигался маленький костерок, который поддерживался до выгорания полости. Подобные полости укладывались на брёвна предыдущего венца, обхватывая их. Такой сруб был конструктивно прочным и долговечным, с минимальными зазорами между брёвен.

Используя опыт и размышления, автор этих строк уже построил в своём воображении три описанных выше сруба. Ничуть не сомневаюсь, в реальности сие будет выглядеть великолепно. При случае обязательно займусь, ради подтверждения теории практикой.

 

 

* иллюстрации Таисия Цой

«Строитель с небольшим строительным опытом или при слаборазвитых способностях к этому виду деятельности чаще шел по пути повтора уже известных, порой архаичных решений. При отсутствии достаточных средств на строительство также принимались упрощенные варианты планировочных и конструктивных схем, что содействовало достаточно длительному использованию в народном зодчестве Беларуси приемов, решений и форм, характерных предшествовавшим историческим периодам».

Строитель с небольшим строительным опытомАвтор пишет про конец девятнадцатого века, про срубостроение и деревянное зодчество Беларуси. Давайте подумаем, сравним и посмотрим, что изменилось за прошедшие 140 лет.

Позволю себе интерпретировать авторский текст, применить его к сегодняшним дням, итак:

Потребитель с очень небольшим жизненным опытом или при слаборазвитых умственных способностях к любому виду деятельности чаще идёт по пути повтора уже известных, порой архаичных решений. При отсутствии ума и достаточных стремлений к мыследеятельности и развитию принимаются упрощенные варианты планировочных и конструктивных схем, что содействует достаточно длительному использованию в современном народном зодчестве Беларуси приемов, решений и форм, характерных предшествовавшим историческим периодам.

Друзья, как вам? ИМХО достаточно точно описана ситуация в частном домостроении Беларуси первой половины двадцать первого века.

Да, конечно – точно, но с допущениями, использованными ради сохранения монолита стиля и цитаты.

Моя интерпретация цитаты упускает важное изменение, характерное для наших дней:

– современная отечественная элита и обеспеченные люди не страдают проблемой «при отсутствии достаточных средств на строительство», но – строят себе исключительное дерьмо, ибо они соответствуют интеллектуальному уровню плебса конца XIX века;

Сергачёв С.А. Народное зодчество Беларуси, История и современность. ISBN 978-985-11-0873-8Сии клизмы-размышлизмы навеяны современным бытиём и прекрасной книгой Сергачёва С.А. Народное зодчество Беларуси, История и современность ISBN 978-985-11-0873-8.

Знаю, среди миллионов посетителей этого блога, есть пара-тройка человек, которые умеют читать. Специально для них, для затравки, страница целиком:

Сергачёв С.А. Народное зодчество Беларуси, История и современность. ISBN 978-985-11-0873-8Пролетариату (и современной элите Беларуси) похуй, а мне похуй пролетариат и такая илита.

…в смысле Моисея Хацкелевича, а ещё ранее – Мовше Хацкелевича Шагала. Да-да, конечно, картина гениального земляка называется «Синий Дом», а вовсе не сруб. Но, это лишь отпечаток времени, ибо – сто лет назад все дома были деревянными. Напиши Марк эту картину сегодня, она непременно именовалась бы «Синий Сруб».

Не будем гадать над творческим замыслом автора картины. Поймём главное – синих домов сто лет назад не было, но этот, рождённый гениальным воображением и возлёгший под его рукой на холст, поистине прекрасен.

Синий Сруб Марка Захаровича ШагалаМовше Хацкелевич удивительным образом предсказал, иными словами – сформулировал творческую необходимость, появления Студии Срубов с её яркими, незабываемыми работами.

Творчество Моисея Хацкелевича знакомо мне менее чем поверхностно, каково же было удивление, увидеть картину «Синий Дом» месяцем позже после завершения проекта «Магия Кино».

Синий Сруб Сергея Озёрного - Магия КиноЦвет, геометрическая форма, отстранённость от вкусов современников… Всё схоже. Обратите внимание на картину, синий дом стоит на удалении от города, за рамками общепринятых, избитых страстей и пристрастий, их разделяет пропасть реки.

Шагал предсказал не только Студию, но и современный мир. Синий дом открыт и безбрежен окружающей его территорией. Далёкий город за рекой обороняется синим же глухим забором из профнастила, как крепостной стеной. Очевидно, города не огораживались именно таким общим забором в те (да и в эти годы). Больше того, в центре города мы видим синие крыши из металлочерепицы (а из чего ещё?).

Супрацьстаянне дабра і зла, таленту і бясталентнасці – вечна, як і само жыццё.

Ранее я неоднократно поднимал тему предназначения сруба из лафета/полубруса, артикулируя главную идею – «Именно из соображений сохранения тепла наши предки стали рубить срубы из полубруса, дабы дополнительно утеплить стены, обив их доской изнутри и снаружи».

Путешествуя по Скандинавии, наши соотечественники не часто встречают срубы, как они думают.

На самом деле, ситуация обычно обстоит вот так, сруб из лафета обит доской с двух сторон. При таком подходе, даже без использования дополнительного утеплителя, тепловая эффективность деревянного дома существенно возрастает.

Дом из лафета или полубрусаНынче времена совсем иные, подобный дом визуально воспринимается не иначе как – каркасный, к чему имеется масса негативных предубеждений.

Благодаря засилью импотентов и бездарей во всех областях жизнедеятельности, наша действительность, включая современное деревянное домостроение Беларуси, выглядит в львиной своей доле вот так:

Благодаря засилию импотентов и бездарей во всех областях жизнедеятельности, современное деревянное домостроение выглядит в львиной свое доле вот так:Вот сяк:

деревянный домВот эдак:

дом деревянныйИ, как предел мечтаний, так:

кривой деревянный домМеж тем, уже 80 лет назад, срубы бывали такими:

Меж тем, уже 80 лет назад, срубы бывали такими:И даже вот такими:

красивый сруб с колоннамиНа цветных фотографиях современная деревянная архитектура горнолыжного курорта Силичи, Беларусь.

На чёрно-белых – Финляндии, тридцатых годов прошлого века. Фотографии сделаны во второй половине 1942 года. На первой ч/б фотографии запечатлен финский город Äänislinna, ныне – Петрозаводск.

Вторая фотография сохранила для нас облик сруба в городе Hämeenlinna, Suomi и поныне.

Эстетико-культурная бездна, разделяющая сии времена и срубы, очевидна. При этом, надо понимать, на курорте дома строят не простолюдины, но – лучшие люди города.

1942 год, деревянная резиденция генерал-полковника Dietlin, пограничная зона в окрестностях Rovaniemellä, Suomi (Финляндия).

Наблюдаем очевидные архитектурные различия по сравнению с традициями срубостроения Московии.

Первым бросается в глаза элегантный камин с дымоходом, пристроенным к срубу снаружи. Конечно, отопительные печи тоже присутствуют, одна из них как раз топилась в зафиксированный на фотографии момент, виден дым из дымохода.

Следующим важным отличием является многообъёмность сруба. Даже сейчас в Московии, да и в наших краях, большинство домов рубятся как однообъёмные параллелепипеды. Деревянный дом генерала имеет несколько разноплановых объёмов и просторную крутую террасу.

Очень хороши (особенно для тех времён) разновеликие угловые выпуски брёвен, в своей совокупности, рождающие острую и элегантную клиновидную форму.

Проведены нехитрые ландшафтные работы, прилегающая территория украшена валунами, посажены ёлочки. К слову сказать, конечно, деревья высажены не правильно – слишком близко к дому.

Деревянные ставни декорированы диагональными линиями, хорошо сочетающимися с клиновидными углами сруба, что придаёт всему проекту общую сдержанность и элегантность.

важным отличием является многообъёмность сруба. Даже сейчас в Московии, да и в наших краях, большинство домов рубятся как однообъёмные параллелепипеды. Деревянный дом генерала имеет несколько разноплановых объёмов и просторную крутую террасуТерраса очень хороша и функциональна, просторная двустворчатая дверь объединяет внутреннее и внешнее пространство, создавая единую территорию комфорта и уюта.

ИМХО колонны могли бы иметь квадратное или прямоугольное сечение. Хотя, на фотографии нам не видна правая пара колонн, войди они в кадр, общий вид был бы достаточно гармоничным.

Сруб крыт натуральной керамической черепицей, что само по себе прекрасно. Кроме всего прочего, отдельное внимание на себя обращают оштукатуренные трубы, дымоход и собственно камин.

Терраса очень хороша и функциональна, просторная двухстворчатая дверь объединяет внутреннее и внешнее пространство, создавая единую территорию комфорта и уюта. ИМХО колонны могли бы иметь квадратное или прямоугольное сечение. Хотя, на фотографии нам не видна правая пара колонн, войди они в кадр, общий вид был бы достаточно гармоничным. Сруб крыт натуральной керамической черепицей, что само по себе прекрасно. Кроме всего прочего, отдельное внимание на себя обращают оштукатуренные трубы, дымоход и собственно камин.

Гарнизонный костел, Karhumäki, Suomi. Фотография сделана 25 октября 1942 года. Ныне, к сожалению, Медвежьегорск, РФ.

Пересечение технологий, конструкций и форм, в умелых руках, всегда давало, даёт и будет давать результаты, в спектре – от хороших, до превосходных.

Гарнизонный костел, Karhumäki, Suomi. Фотография сделана 25 октября 1942 года. Ныне, к сожалению, Медвежьегорск, РФ. Пересечение технологий, конструкций и форм, в умелых руках, всегда давало, даёт и будет давать результаты, в спектре – от хороших, до превосходных.Подобный приём сочетания технологий срубостроения широко применялся крестьянством известных территорий, но не только. Западная Европа, в своё время, изобиловала аналогичными примерами.

Идея проста – где требуется тепло, там – сруб, всё иное – каркас. Цивилизация оставила нам лишь внешний облик, начисто лишив смысла первоначальный функционал.

Ныне, хороший каркас может быть круче дурного сруба, а уж если уметь их достойным образом сочетать…

Несколько человек, включая Viktor, просили меня продолжить публикацию архивных фотографий, что ж, тема своевременная и совершенно оправданная. Извольте, я просматриваю десятки тысяч фотографий и документов, выбираю и тщательно храню всё, касающееся срубов, деревянного домостроения и вообще – работы с древесиной.

Следующие ниже фотографии из Финского военного архива интересны нам вовсе не заурядным срубом из полубруса в чистый угол, они интересны деревянными строительными лесами, использованными для рубки этого самого сруба.

Несколько человек, включая Viktor, просили меня продолжить публикацию архивных фотографий, что ж, тема своевременная и совершенно оправданная.  Извольте, я просматриваю десятки тысяч фотографий и документов, выбираю и тщательно храню всё, касающееся срубов, деревянного домостроения и вообще – работы с древесиной.  Следующие ниже фотографии из Финского военного архива интересны нам вовсе не заурядным срубом из полубруса в чистый угол, они интересны деревянными строительными лесами, использованными для рубки этого самого сруба. На моей памяти это самые простые и элегантные леса. Самые быстро возводимые и соответственно – быстро разборные, требующие минимального количества материала.

Кроме очевидной простоты, леса удивительно функциональны – подмости можно обустроить на любой требуемой высоте и наращивать по мере роста количества венцов сруба.

На моей памяти это самые простые и элегантные леса. Самые быстровозводимые и соответственно – быстроразборные, требующие минимального количества материала.  Кроме очевидной простоты, леса удивительно функциональны – подмости можно обустроить на любой требуемой высоте и наращивать по мере роста количества венцов сруба.В своей практике я ни разу не встречал подобных лесов, вот она, польза архивов.

Фотографии сделаны 23 октября 1942 года в Käkisalmi.

Среди своих бесконечных поездок по городам и вёскам, наткнулся на удивительную литвинскую деревушку, в паре километров от западной границы Беларуси с Литовской Республикой.

Среди своих бесконечных поездок по городам и вёскам, наткнулся на удивительную литвинскую деревушку, в паре километров от западной границы Беларуси с Литовской Республикой. Все срубы хозяйственных построек срублены в ласточкин хвост с выпуском, очень красивый исторический стиль.

Все срубы хозяйственных построек срублены в ласточкин хвост с выпуском, очень красивый исторический стиль. Деревня раскинулась в лесу, на берегу прекрасного озера.

Деревня раскинулась в лесу, на берегу прекрасного озера.Представляется, что все бревенчатые хозпостройки деревни – дело рук и души одного мастера, но в двух поколениях. Чувствуются стилистические оттенки рубки. Где-то плавный покатый затёс, а где-то (как на фото ниже) затёс со ступенью.

Внимательный наблюдатель обратит внимание на красивый геометрический узор на некоторых брёвнах сруба, это следы подсочки. Подсочка — периодическое нанесение специальных резов на ствол дерева в период его вегетации с целью получения продуктов жизнедеятельности растения, таких как живицы хвойных пород.

Как правило, подсочный лес не используют в срубостроении, однако, в нашем случае смотрится очень хорошо.

Представляется, что все бревенчатые хозпостройки деревни – дело рук и души одного мастера, но в двух поколениях. Чувствуются стилистические оттенки рубки. Где-то плавный покатый затёс, а где-то (как на фото ниже) затёс со ступенью. Внимательный наблюдатель обратит внимание на красивый геометрический узор на некоторых брёвнах сруба, это следы подсочки. Подсочка — периодическое нанесение специальных резов на ствол дерева в период его вегетации с целью получения продуктов жизнедеятельности растения, таких как живицы хвойных пород. Как правило, подсочный лес не используют в срубостроении, однако, в нашем случае смотрится очень хорошо. Деревенским хозпостройкам от двадцати до шестидесяти лет. Сруб «в ласточкин хвост» и его разновидность – «чистый угол» в большинстве своём преследуют две цели:

– минимизация расхода леса (всё бревно, целиком без остатка идёт на сруб);

– чистый угол, который позже можно забить вертикальной доской, в декоративных и иных сомнительных целях;

Исследуемые деревянные постройки совсем иные – с выпуском, что гораздо красивее чистого угла. Очевидно, мастер рубил так не с проста, а в соответствии со своими эстетическими пристрастиями, которые я целиком и полностью разделяю.

Обратим отдельное внимание, в те годы, когда сии срубы рубились, нашим дедушкам и прадедушкам было не до жиру и не до эстетики – быть бы живу, да не голодать. Пристрастие здешнего плотника тех времён к прекрасному и элегантному меня искренне впечатляет и даже воодушевляет. Коль были такие предки, значит и нынешнею бездарность в срубостроении победить можно и должно.

Деревенским хозпостройкам от двадцати до шестидесяти лет. Сруб «в ласточкин хвост» и его разновидность – «чистый угол» в большинстве своём преследуют две цели: – минимизация расхода леса (всё бревно, целиком без остатка идёт на сруб); – чистый угол, который позже можно забить вертикальной доской, в декоративных и иных сомнительных целях; Исследуемые деревянные постройки совсем иные – с выпуском, что гораздо красивее чистого угла. Очевидно, мастер рубил так не с проста, а в соответствии со своими эстетическими пристрастиями, которые я целиком и полностью разделяю. Обратим отдельное внимание, в те годы, когда сии срубы рубились, нашим дедушкам и прадедушкам было не до жиру и не до эстетики – быть бы живу, да не голодать. Пристрастие здешнего плотника тех времён к прекрасному и элегантному меня искренне впечатляет и даже воодушевляет. Коль были такие предки, значит и нынешнею бездарность в срубостроении победить можно и должно. Даже хозяйственный сруб имеет рубленый фронтон, прекрасно! Пропорции великолепны, в своём историческом предназначении. Лестница из жердей заботливо подвешена под скатом кровли, а не брошена гнить, где попало. Чем западнее движешься по Беларуси, тем аккуратней и трудолюбивей предки, ибо подвергались меньшему влиянию «братьев» с востока.

Даже хозяйственный сруб имеет рубленый фронтон, прекрасно! Пропорции великолепны, в своём историческом предназначении. Лестница из жердей заботливо подвешена под скатом кровли, а не брошена гнить, где попало. Чем западнее движешься по Беларуси, тем аккуратней и трудолюбивей предки, ибо подвергались меньшему влиянию «братьев» с востока. Всё тот же угол.

Красивый угол срубаГрусть. Трудолюбивая рука хозяина никогда больше не откроет сих врат.

Бревенчатый хозяйственный домПоэзия сруба!

Поэзия срубаУникальное деревянное строение, язык не поворачивается назвать его сараем, это – настоящий бизнес инкубатор своего времени. Точность и аккуратность во всём, каждый штрих прекрасен.

Всё тот же угол – с выпуском, присмотритесь, правый.

Тут настроение совсем иное, внимательный взгляд исследователя обратит внимание на расчищенную от снега тропинку.

Уникальное деревянное строение, язык не поворачивается назвать его сараем, это – настоящий бизнес инкубатор своего времени. Точность и аккуратность во всём, каждый штрих прекрасен. Всё тот же угол – с выпуском, присмотритесь, правый. Тут настроение совсем иное, внимательный взгляд исследователя обратит внимание на расчищенную от снега тропинку.Литвинская банька, чуть более чем полностью принадлежит и демонстрирует европейскую культуру, трудолюбие, аккуратность, уважение хозяина к себе и своей собственности.

Литвинская банька, чуть более чем полностью принадлежит и демонстрирует европейскую культуру, трудолюбие, аккуратность, уважение хозяина к себе и своей собственности.Дровня, простая дровня. Хвойные и лиственные дровишки уложены отдельно. Об аккуратности и красоте судите сами.

Если хоть 10% нас сегодняшних, отыщет и маленькими ростками воскресит в себе корни нашего славного прошлого, тогда уже очень скоро все мы заживём совсем по-другому.

Дровня, простая дровня. Хвойные и лиственные дровишки уложены отдельно.